Порошенко использует дело по телеканалу «Прямой» как свой медийный щит

Klymenko Time решили разобраться в причинах внезапного заявления экс-президента о рейдерском захвате "Прямого".

14 авг. 2019,

Голос.ua

Петр Порошенко поменял стратегию защиты от уголовных дел. И начал использовать дело по телеканалу «Прямой» как свой медийный щит.

Очень отчетливо видно, что у Порошенко не имеют какой-то изначально выбранной, бронебойной стратегии защиты. Сначала они затягивали допросы. Говорили, что не получают повестки, просили перенести допрос. Приходили на разговор со следователем со второй повестки.

Теперь стратегию поменяли. Экс-президент переводит внимание с сути дела – о незаконной покупке этого медиа – на угрозу свободе слова в Украине, в виде давления на СМИ. И теперь Петр Порошенко наоборот будет максимально публичным. Он будет комментировать каждый допрос, давать брифинги, ходить на интервью. Попробует сделать из своего уязвимого места – сильную сторону. Через свои СМИ и джинсу задавать повестку дня в освещении допросов.

Очень важная часть этого плана – встретиться и с кем-то из международных партнеров, которые «выразят озабоченность» делами Порошенко. Как вы могли заметить, сейчас никакой публичной поддержки из-за границы Петр Порошенко, гонимый властью, не получает. Совсем. Конечная цель для него сейчас – формирование образа «жертвы режима» и защитника свободы слова на случай ареста.

«Порошенко – жертва режима». Пока этот тезис вызывает только улыбку и скепсис у большинства украинцев. Сыграть в помощь ему здесь может разве что падение уровня поддержки Зеленского и его команды. Порошенко всерьез рассчитывает, что при падении популярности Зеленского ему удастся и успешно реализовать эту стратегию, и со временем вернуться во власть.

Кстати, интересно, как там поживает судебный иск Петра Порошенко против телеканала 1+1, который тот обещал подать еще будучи президентом (вот где точно «не давление» на СМИ). За мартовский выпуск программы «Украинские сенсации» под названием «50 оттенков Порошенко» с обвинениями экс-гаранта в коррупции.

0
не верю